Заруи Постанджян

 

 

Моя стихия

 

 

            В течение десяти лет я являюсь членом Национального собрания Республики Армения. Выступая от имени армянского народа, я использовала как международные, так и национальные трибуны, чтобы донести правду, распространять идеи, принципы и программы, которые преследуют национальные интересы. А до этого, около десяти лет, я была адвокатом и осуществляла правозащитную деятельность.

 

 

 

Я выбрала юриспруденцию, меня выбрала политика

 

 

Эти два десятилетия моей молодости и зрелости прошли в стихии. Деятельность, которую я развернула на двух фронтах, была беспокойной и страстной, чаще всего - хладнокровной борьбой, которая фиксировала также успехи, иногда, делая невозможное возможным.

 

 

 

 

 

 

 

 

Откуда я родом?

 

 

 Я родилась в Ереване, и мои родители также родились в Ереване. Меня вырастили и воспитали бабушки.  По материнской линии я из Вана, а по отцовской - из  Арабкира. Две мои бабушки вкусили горечь Геноцида. Волею судьбы моя ванская бабушка оказалась в детском доме Александрополя, который ныне называется Гюмри, где ее и нашла сестра. Моя бабушка по отцовской линии, также чудом оставшись жива и, спасшись от турецкого ятагана, после погромов по разбросанному радиусу арабкирцев, благодаря, организованной в 1925 году, первой волне иммиграции прибыла в Ереван. Как же я благодарна своей судьбе за то, что мои бабушки и дедушки выжили, добрались в Восточную Армению, за то, что у меня есть Родина и я чувствую себя полноценной армянкой. Возможно, благодаря провидению они смогли выжить и основать очаг в этой горсточке своей Родины, не  пристали к чужим берегам, или не остались, чтобы жить в качестве турок или курдов.

Единая организованная иммиграция жителей Арабкира и основание поселения Нор Арабкир коренным жителям Арабкира давала возможность начать новую жизнь в соответствии с родным им бытом и образом жизни, благодаря чему и мне передались нравы и поведение и обычаи арабкирцев. Дом моего отца в Нор-Арабкире, который все еще незыблем, был построен в 1928 году моим дедом с отцовской стороны Амазасп Агой, который работал в Константинополе в качестве строителя-архитектора.

Арабкир был одним из самых важных и развитых городов в провинции Харберд Западной Армении. Коммерческим центром для жителей Арабкира был в основном Алеппо, а культурным центром - Константинополь. Бабушка рассказывала, что все, живущие в Ереване, армяне, которые были родом из Стамбула, дружили с ее мужем, моим дедом Минасом, которых, согласно традиции, всегда радушно принимали в нашем отцовском доме. Они говорили  на чудном  западно-армянским диалекте и были полны веры в то, что “настанет день” и они вернутся в Арабкир, в их родной город, расстилающийся на берегу Золотой речки - притока святого Евфрата.

К сожалению, моя ванская бабушка почти ничего не помнила о своей родине. Она знала о Ване из рассказов своей сестры. Знала, что она младшая дочь – богатого торговца Тиграна “с подолом”. Выросшая под крылышком старшей сестры, и повзрослев, она создала семью с мятежником Григорием, который уже вкусил сталинские репрессии, и с моей ванской бабушкой  в 1949 году ему предстояло увидеть сталинскую ссылку  - уже вместе со своими четырьмя детьми, в числе которых была также моя мать.

Мои дедушки и бабушки, их родители, а также мои родители -  архитекторы,  учителя, архитекторы-строители, ремесленники и, в то же время, политически зрелые, носители великих идей, которые дали мне счастливое и процветающее детство, передали дух свободолюбивой борьбы.

Мое восприятие мира сформировалось в семье, которая жила и несла на себе печати преступлений Османской и Советской империй. В моей семье понимали, сознавали временность столиц Константинополя и Москвы в жизни, не имеющего  государственности, армянского народа и всегда поощряли борьбу ради реализации свобод и национальных чаяний.

В студенческие годы я встретила своего мужа, который стал важным человеком в моей жизни. Он врач, возглавляет стоматологическую клинику. Мои родители подарили мне жизнь и добрый мир,  муж - безграничную любовь и четырех дочерей.

 

 

 

 

 

 

Чего я хочу, ищу, о чем мечтаю?

 

 

 Никогда не перестану бунтовать. Дело в том, что у меня есть глубокая ненависть к двум вещам - безразличие и несправедливость. В этом и кроются корни моего бунтовства. И в этом смысле, мое бунтовство, будто, приносит мир в мою душу.

Непрерывно играет мое воображение, я много мечтаю и верю в исполнение моих  бесконечных мечт.

 

Для меня:

 

 

свобода - высшая мудрость,

любовь - это бесконечная сила,

вера - это абсолютная вечность.

 

Я всегда верю в то, что образование и трудолюбие создают процветающую жизнь, а свобода и родина даруют счастье.

Моя мечта вечна. Моя мечта принадлежит не только мне. Моя мечта – это не только мечта моих дедушек и бабушек. Она принадлежит всем нашим свободолюбивым предкам, миллионам невинных мучеников, нынешним и будущим поколениям. Мы, как нация, пришли из чистейших истоков, и сила, мудрость и любовь матери нашего народа Цовинар будут жить в нас вечно.

 

 

 

Заруи Постанджян:

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться